Жир на зиму

черный (белогрудый) медведь Другое дело осенью. К этому времени созревают нажировочные корма — желуди, различные орехи, в основном кедровые. Их белогрудый медведь начинает усиленно пожирать, когда они еще висят на деревьях. Обычно в это время звери делают на дубах «гнезда», подсовывая под себя сломанные ветки с объеденными желудями. Такие «гнезда» в уссурийских лесах встречаются часто.

В конце августа, когда лес еще по-летнему роскошен, но уже нет душной от высокой влажности жары, опять можно увидеть белогрудого медведя. Походите предварительно по лесу, найдите месте со свеженаломанными на дубах «гнездами» и приходите сюда чуть свет, тихо, осторожно. Прислушайтесь! Медведя, ломающего крепкие дубовые ветки, слышно далеко. Подходить к нему нужно быстро, но бесшумно.

Наблюдать белогрудого медведя, кормящегося на деревьях, очень интересно. На всю жизнь запоминается, как большой зверь ловко, словно кошка, взбирается на деревья, легко ломает толстые ветки и объедает их, сильно вытягивая губы и причмокивая. А потом потешно подсовывает эти ветки под себя.

Когда желуди начинают осыпаться, медведи питаются исключительно ими, быстро отъедаясь на высококалорийном корме. При отсутствии желудей белогрудые медведи уже с начала сентября начинают лазать на кедры за еще недозрелыми шишками. Обычно они обрывают и сбрасывают вниз одни шишки, но нередко вместе с шишками обламывают и толстые ветки.

В это время, случается, бурый медведь «пасет» белогрудого: терпеливо ждет в укрытии, когда белогрудый набросает вниз шишек, а как только тот спустится на землю, прогоняет его. «Обворованный» белогрудка идет дальше, и все начинается сначала: один готовит, второй пожирает. Но несмотря на это, белогрудые медведи в уссурийских лесах в большинстве случаев подготавливаются к зиме быстрее и лучше бурых. Лазая по деревьям, они почти всегда способны накопить достаточное для залегания в берлоги количество жира. Едят долго висящие на ветвях ягоды:

— черемух,
— бархата,
— элеутерококка,
— акантопанакса,
— крушины,
— шиповника,
— винограда,
— лимонника.

Корма эти второстепенные, но зверя спасает большой их ассортимент. В 1962 г., очень «голодном» для медведей, в Приамурье глубокий снег выпал необычно рано, 12-13 октября. Большая часть черных медведей перед самым снегопадом залегла в берлоги, в то время как бурые продолжали бродить. Добытые в ноябре этого года в берлогах черные медведи были достаточно жирными, в то время как бурые — очень худыми, и многие из них стали шатунами, полностью переключившись на хищнический образ жизни.

Характерно, что если уссурийский черный медведь совершенно не проявляет хищнических наклонностей не только по отношению к охотничьим зверям, но и к домашним животным, то в Пакистане гималайский медведь признан вредным, так как уничтожает ягнят, козлят и особенно диких млекопитающих (Cowan, Taggart, 1972). Отсюда можно предположить, что наш подвид гималайского медведя обеспечен пищей лучше своих заграничных «родственников».